"Великий шаман хантыйского народа" 

Тарлин Николай Яковлевич родился ок. 1905 года. Родом он с юрт Осётного.

В народе его звали Ощоԓǝӈ Ай Микөԓа ики.

Был он известным исполнителем священных песен, мифов, легенд. Его имя было известно жителям казымской земли и других регионов, не только как сказителя и исполнителя хантыйских песен, но и как человека, владеющего сверхъестественными шаманскими способностями. Часто к нему обращались люди за помощью, как к ясновидящему, к предсказателю и знахарю. Николай Яковлевич исполнитель священных песен, и песен, вызывающих живые божества. В его репертуаре, было больше трехсот песен обрядовых из цикла медвежьего праздника.

Воспоминания внучки, Каксиной Евдокии:

«Дед был сильным шаманом. К нему многие обращались – Патлам хот делал. Патлам хот – это камлание в темном доме. При болезнях, недугах делали – вызывали больших духов. Я сама помню, присутствовала на обряде. Я еще в школе не училась, с родителями жила в 9 бригаде. И вот брат Сергей сильно заболел. Родители к деду Николаю на Варсан –юган поехали.

Я спала, проснулась – темно, ничего не вижу, мама меня успокаивает и просит молча сидеть. Дед в бубен бьет, и тут я слышу, как птица прилетела, звук крыльев, потом птица кричать стала. После звук копыт слышала, по крыше стучали . Потом снова уснула. Еще помню, что Сергея спрашивали – селезень тебя крылом задел? Он говорит – да, почувствовал. И после болезнь отступила

Дар деду ему перешел от Тарлина Павла из д. Мозямы, его Ай Павл ики все называли.

С бабушкой Екатериной Павловной Аликовой разговаривали, ее отец тоже шаманом был, с духами общался. Но Екатерина Павловна говорит, что ее дед Тут имие – дух Огня вызывать не мог. Дух Огня только очень сильные шаманы вызывать могли. Дед Николай вот мог. В темноте со священного угла треск начинался, словно чувствуешь языки пламени и жар идет, потом кругом по всей избушке этот треск начинается. Если огонь хорошо слышно, будто нарастает – это хорошо. А вот если пламя словно затухает, слабеет – то плохой знак, человеку уже не поможешь.

Если порча на человеке, то вызывали Ем вош ики, он в образе медведя приходил. Словно когтями из человека вырывал недуг.

Вообще, когда начинали камлание, то шаман в первую очередь спрашивал, какого духа нужно вызвать, кто помочь сможет. Ас тый ики в образе коня в дом не входит - только по крыше ходит, а Ем вош ики в образе Медведя и Вут ими, Казымская богиня , в образе селезня – в дом входят.

Для Вут ими специально стол ставили, на нем ничего не должно было лежать. Она в образе селезня на него садится. Однажды дед забыл портсигар убрать со стола и во время обряда, как что-то загремело. А после, когда свет включили, увидели, что портсигар далеко от стола на полу лежит, крылом она его сбросила, мешал он.

Огня при обряде Патлам хот быть не должно, только окуривать нужно. Окна занавешены – чтобы нечистые сила в окна не заглядывали.

Помню, как дед, при жертвоприношении, молитву произносил. Голос у него дрожащий, говорит так, что деревья начинали гнуться и шуметь, словно в такт молитве. Даже страшно становилось.

Шаманский бубен деда, которым он много лет камлал , дед перед смертью завещал унести на родовое священное место. Он сказал, что после него больших шаманов больше не будет. Бубен сразу увезли, потому что сила в нем была большая, навредить могла простому человеку.

Песни деда записать успели, это очень хорошо. Сенгепов Алексей Михайлович приезжал записывать. На записях слышно, как ребенок плачет – это мой голос, еще совсем маленькая была».

Есть вопросы? Свяжитесь с нами! Контакты